Вот — я, вот — мой «Младший» из детского дома и наши с ним отношения

В чем проявляется компетентность настоящего наставника, какого «старшего» рядом с собой хотят видеть дети и как незнакомый человек может заслужить доверие со стороны ребенка из детского дома? Об этом и не только поговорили с куратором-психологом индивидуальной программы наставничества в Санкт-Петербурге — Алиной Зерновой.

— Почему ты выбрала для себя именно это направление благотворительности?
— Я пришла сюда потому, что наставничество – это реальный способ помочь детям, оставшимся без родителей. Это их возможность адаптироваться к жизни и стать благополучными взрослыми. Я выбрала для себя это направление благотворительности, так как здесь очень прозрачная схема – человек, желающий помочь, вкладывается своими ресурсами в конкретного ребенка. Ресурсы в данном случае – время волонтера, опыт, знания, терпение и способность уважать.
Иногда я слышала от людей, желающих чем-то помочь другим, что переводить деньги нуждающимся не всегда приносит им удовлетворение, так как иногда не очевидно, что они дошли до адресата, или что были потрачены на заявленные цели. В индивидуальном наставничестве все понятно – вот я, вот мой «младший» из детского дома и наши с ним отношения.

— Как ты видишь для себя наставничество как способ взаимодействия между людьми?
— Наставничество – одна из самых древних форм социального воспитания. Гомер в своей «Одиссее» описал Ментора. Уходя на троянскую войну, Одиссей вверил его попечению своего сына, юного Телемаха. Мудрый и рассудительный Ментор оправдал доверие друга и всегда стоял на страже интересов Телемаха, который слушался его, как родного отца. В наши дни наставник для ребенка из детского дома – это старший друг, который помогает решить важные жизненные вопросы, может дать совет и помочь добиться поставленной цели.

— Наставник и его подопечный, кто они друг для друга? Какие роли выполняют?
— Наставник для ребенка, оставшегося без родителей – это старший друг. Человек, который несколько раз в месяц приезжает к нему в детский дом, играет с ним, занимается, читает, водит на прогулки, в музей, на развивающие или просто веселые мероприятия. Если отношения сложились, ребенок воспринимает наставника как «своего» взрослого, доверяет свои тайны, делится сомнениями, планами, спрашивает совета и поддержки. Постепенно волонтер-наставник становится для своего «младшего» значимым взрослым, с которого он берет пример.
Ребенок для человека, решившего принять участие в программы и стать волонтером – это тоже друг, только младший. Человек, с которым можно весело проводить время, вспомнить свои школьные годы, помогая с уроками или слушая рассказы своего «младшего» про школьных друзей и отношения с ребятами из группы. Это его младший брат или сестра, отношения с которым становятся важной частью жизни.

— В каких аспектах взаимодействия между «старшим» и «младшим» чаще всего возникают трудности?
— Иногда в паре «старший» и «младший», как в любых отношениях, возникают трудности. Это бывает на разных этапах. Чаще всего наставники сложно переносят недостаток позитивной обратной связи от своего «младшего»: по разным причинам ребенок может становиться более замкнутым, закрытым, не проявлять явной радости от встреч. Он может односложно отвечать в переписках и молчать на встречах. Не каждый волонтер способен хладнокровно переносить такие периоды, многие ребята начинают паниковать и делать выводы, что общение не сложилось. Но как правило, это не так. Иногда такое поведение ребенка – это реакция на какой-то «косяк» со стороны взрослого – забыл об обещании, поддакнул воспитателю и занял его сторону, опоздал на встречу. Тут понятно, что нужно делать – признать свои вину, извиниться, компенсировать, может, достаточно отшутиться.
Иногда таким поведением ребенок пытается «построить» волонтера, заставить его делать то, что наставнику не кажется правильным. Здесь важно не поддаваться на провокации и спокойно гнуть свою линию. Со временем это недоразумение разрешится.
Также бывает, что отчужденность ребенка связана с тем, что он проходит через свой опыт, и ему не нужно сейчас так много общения. В этом случае важно дать ребенку понять, что навязываться ему не будут, но дверь к наставнику всегда открыта. Через какое-то время все, как правило, восстанавливается.

— В чем именно сильнее всего проявляется компетентность волонтера? Что он может дать ребенку, чего не может дать другой взрослый рядом?
Волонтер, прежде всего, друг ребенку. Он поддерживает его в жизни, помогает в сложных ситуациях, ищет вместе с ним новые эффективные стратегии поведения и способствует развитию ребенка. Поэтому ключевые качества успешного наставника – устойчивость, оптимизм, чувство юмора и самостоятельность.
Самое важное, что приобретает ребенок – заинтересованного взрослого, с которым можно посоветоваться, рассказать ему о своих неудачах и успехах, сходить в необычные места, приготовить вкусной еды. Наставник, становясь значимым взрослым ребенку, пускает его в свою жизнь. Ребенок видит, как живут успешные взрослые люди, как они достигают целей, строят счастливые отношения, продвигаются на работе, отдыхают. Такой опыт переворачивает жизнь «младшего», открывает для него новые перспективы и возможности реализовать свой потенциал.

— Каким требованиям должен соответствовать наставник по мнению самих детей и почему? Часто ли их желания совпадают с действительностью?
— Ребята чаще всего ждут человека от 18 до 30 лет, так как школьникам иногда непросто найти общий язык с людьми постарше, но иногда возраст несет с собой большие перспективы и опыт, так что по этому пункту у нас нет ограничений в программе. Все дети хотят доброго и веселого друга, чтобы с ним было не скучно, и можно было бы посмеяться. Следующее по значимости качество «старшего» для детей – отзывчивость. Ребята понимают её как способность взрослого прийти на помощь, поддержать в трудной ситуации, дать совет. Также для детей актуальны щедрость и оптимистичное отношение к жизни. Нашим подопечным важно, чтобы наставник всегда оставался на связи с ними и мог отвечать в социальных сетях.
По факту все наставники – живые люди, у которых бывает разное настроение и состояние здоровья. Не всегда есть возможность и желание быть активным, веселым и креативным, да это и не надо – для социальной адаптации ребенку необходимо развивать эмпатию и сочувствие к людям, поддержать желание наставника тихонько пообщаться в кафе или почитать вместе книгу.

— Какие «ошибки» в дружбе допускают наставники, и можно ли их вообще допустить? Как куратор может повлиять на то, чтобы они не допускались?
— Иногда дружба в паре не складывается, так как в мотивации отношений у волонтера присутствует чувство жалости к ребенку, желание спасти «бедняжку», настороженность к его прошлому, которое не дает покоя. Ребенок чувствует отношение к себе как к кому-то неправильному, которого нужно переделать. Такое никому не понравится.
Или если человек идет в наставники, желая (иногда втайне от своего сознания) получать благодарности и признания от ребенка и общества. Благодарность, конечно, будет, но не сразу и не такая явная. В этом случае ребенок также чувствует, что он только средство для взрослого, чтобы решить свои вопросы, и речи о доверии в данном случае идти не может.
Или взрослому сложно сказать «нет» ребенку, даже если давно пора. Он идет на поводу, долгое время нарушая собственные убеждения, что приводит либо к взрыву с его стороны, либо к тому, что у него вообще пропадает желание общаться с ребенком.
Любые проблемы в общении в паре – повод для «старшего» обратиться к своему куратору и проговорить ситуацию. Куратор поможет увидеть ее с другой стороны, более полно, убрав эмоции и собственные проекции. Чаще всего разбор острых ситуаций и время расставляют все на свои места, и история дружбы продолжается уже совсем в ином качестве: более крепкая и доверительная.

— Какие факты поведения со стороны наставника влияют сильнее всего на ребенка?
— В технологии наставничества есть несколько принципов, на которых все держится – «смотри, как это можно сделать»; «делай со мной»; «попробуй сделать сам» – это о том, что «старший» показывает «младшему» новые пути жизни, предлагает свою помощь при первых шагах, потом отпускает ребенка делать все самостоятельно, находясь где-то поблизости в случае того, если ему потребуется помощь. Для ребенка в дружбе со «старшим» самое важное – это его личный вдохновляющий пример.

— В каких областях жизни наставник может быть полезен ребенку?
— У детей, растущих без родителей, в детских домах бывают пробелы во многих областях жизни: эмоциональной, бытовой, интеллектуальной. Также проблемы, связанные со здоровьем и вредными привычками. Многие из них имеют нереальное представление об устройстве общества, о профессиях, компетенциях, ценностях. Волонтеры помогают развиться детям в каждой из них, проводя с ними время, рассказывая о профессиях, знакомя со своими друзьями и увлечениями, внимательно наблюдая за ребенком и следуя за его интересами. Одна их самых важных задач взрослого при построении отношений с ребенком – это научить его регулировать уровень эмоций, справляться, если они зашкаливают, или, когда наоборот все «отмерзло». Задача «старшего» не прекращать общение в паре, даже если случилось недопонимание или если ему очень не нравится поведение «младшего». Важно разобраться, что именно случилось, понять причины поведения ребенка и вместе с ним найти выход. В этом кураторы, конечно, тоже помогают.

— Что входит в компетенции наставника, на какие ситуации он может воздействовать со своей стороны? Например, если ребенок жалуется на плохое отношение в детском доме, на издевательства со стороны других детей. Как вести себя в том случае, если ребенок просит помощи и поддержки именно со стороны своего наставника?
— Для успешного наставничества «старшему» важно понимать свои возможности и ограничения в этой деятельности. Наставник – не опекун, не репетитор, не спонсор, не воспитатель. Он – взрослый друг. Именно он предлагает возможности времяпровождения и следит за организационными вопросами, чтобы ребенок был в безопасности, вовремя поел, не опоздал обратно в учреждение. Но не стоит переоценивать свои силы и пытаться переделать то, на что нет влияния – мироощущение воспитателей или порядки в детском доме, например. Если волонтер предполагает, что с ребенком жестоко обращаются или травят в учреждении или в школе, лучше всего сразу сказать об этом куратору, который немедленно сообщит в детский дом компетентным сотрудникам.

— Каким образом чужой человек может вызвать доверие со стороны ребенка? Чем это доверие может быть подорвано?
— Задача наставника повлиять на своего младшего таким образом, чтобы он задумался о своих жизненных целях, понял, что реально, а что нет, и шаг за шагом стремился к воплощению своих задумок в жизнь. Чтобы сложились такие отношения, где ребенок прислушивается к наставнику, необходимо доверие. Этого не произойдет быстро.
Скорее всего только через полгода-год регулярных встреч, когда ребенок убедится, что взрослый всерьез заинтересован в нем, не пропадает, приезжает к нему в детдом или в больницу, внимательно слушает рассказы, расспрашивает и придумывает интересные занятия и самое главное – находится на стороне ребенка, находит в нем хорошие качества и интересные черты, способности и таланты. Поэтому «старшему» не стоит ждать быстрых результатов. Нужно просто дружить и интересоваться ребенком. Если наставник пропадает с поле зрения ребенка, если он проявляет холодность и безразличие к нему и его жизни, пускает все на самотек, то близких отношений, уважения и привязанности со стороны ребенка ему вряд ли удастся получить.

— Любые отношения между людьми — это всегда работа. Особенно, когда дело касается более близких отношений. Настоящая дружба между наставником и подопечным — это про безвозмездную отдачу, доверие и любовь, или же это про партнерские отношения и взаимный энергообмен? Какого наставника ребенок может назвать своим «настоящим другом» и в чем проявляется эта дружба «по-настоящему»?
— Я думаю, что этот вопрос регулируется здравым смыслом. Для начала необходима заинтересованность людей друг в друге. За это, конечно, в самом начале дружбы и в какие-то кризисные моменты ответственность несет «старший». Ведь это он инициатор отношений, и он пришел к ребенку. Взрослый всегда задает тон. Показывает, как они будут проводить время вместе. Не сразу, но ребенок подхватит инициативу и оценит присутствие наставника в своей жизни, будет вспоминать и благодарить трогательные совместные моменты, которые были в его жизни. Со временем энергия, которую вкладывает наставник в построение дружбы, конечно, окупается. Ребенок становится более внимательным и нежным к отношениям со своим «старшим». Дети начинают расти буквально на глазах не только в физическом, но и в человеческом смысле. Они учатся выстраивать доверительные отношения, принимать в них полноценное участие, нести ответственность за сказанные слова и совершенные действия. Настоящего друга эти дети расценивают как человека, который находится рядом с ними в абсолютно разных жизненных ситуациях. Для них это тот, кто разделит радость, погорюет вместе об каких-то утратах. Тот, кто не отвернется, даже если ты не такой, как все. Ведь когда у тебя есть рядом человек, которого ты можешь назвать другом, даже несчастливые моменты твоей жизни начинают расцениваться как счастливые. Ведь рядом с тобой тот, на кого ты всегда можешь положиться.

За подготовленный материал благодарим Марию Гомонову!

Наши проекты реализуются в рамках программы «Растим добро» при поддержке бренда «Добрый» и БФ «КАФ», а также при поддержке Фонда Президентских грантов.

 

Как стать волонтером

Помогайте детям вместе с нами. Мы расскажем, как это делать, и всему научим.

Помочь детям, волонтерам и нам