Что дает наставничество (помощь другим) самому волонтеру? | Новости от программы наставничества Старшие Братья Старшие Сёстры

Что дает наставничество (помощь другим) самому волонтеру?

Тема статьи может показаться неоднозначной, ведь люди приходят в программу для того, чтобы помогать детям, и, казалось бы, не имеют цели получить что-то взамен. На практике же можно сказать, что в Программе на данный момент есть 3 категории волонтеров. Первые приходят, чтобы помочь другому, видят ценность общения, ценность другого, даже если он младше по возрасту и в чем-то слабее. Они идут из состояния внутренней силы, опоры, и как правило, в программе, они общаются с ребенком долгие годы и приходят к результату «мы», когда становятся парой людей, действительно тепло относящихся друг к другу. Через такое взаимодействие на одного чуть более благополучного ребенка в мире становится больше.

Есть люди, которые хотят помочь «бедным сироткам», преобладающим чувством является жалость к этим детям, сочувствие. И есть третья категория – это люди, которые приходят из собственных дефицитов — закрыть собственные потребности в том, чтобы быть полезным, принятым, достойным.

Каждый из этих участников получит в Программе что-то свое. Ни в одной из этих мотиваций нет ничего плохого, они просто разные, формируют разное взаимодействие в парах и, соответственно, дают разные результаты как наставнику, так и ребенку.

Возьмём первую категорию волонтёров, их мотивация может звучать так: «я сам в состоянии силы и уверенности, у меня много внутренних опор и внешне я вполне стабилен и тогда я иду в Программу, потому что понимаю, что могу дать опору ребенку, помочь ему развиваться, увидеть его потенциал несмотря на все его травмы и поведенческие проявления этих травм». Такой волонтер приходит в Программу скорее не получать, а отдавать, однако, в процессе общения с ребенком, он получает то, что возможно не получил бы нигде – опыт уникального общения с ребенком в трудной ситуации, возможно утратившим близких людей, свой дом, пережившим перемещения из разных семей или учреждений. Наши дети — особая категория, во многом они пережили тот опыт, с которым возможно, никогда не сталкивались мы, взрослые, этот опыт не разрушил их, да, травмировал, но они продолжают жизнь и опыт общения с такими детьми в программе – это очень ценный опыт. Это опыт соприкосновения с ценностью самой жизни, со ее смыслом, с тем, что нет ничего дороже этой жизни, какой бы она ни была, это опыт соприкосновения с идеей непрерывного развития не благодаря, а вопреки всему. Такой волонтёр обладает очень ценным качеством и продолжает развивать его в программе — базовый интерес к людям как к явлению, интерес к другому без всяких условий, он способен переживать отношения с другим человеком, видя ценность в самих отношениях.

Здесь важно отметить, что наши дети очень уязвимы в вопросах общения, построения контакта, коммуникации, им правда сложно общаться, доверять взрослому, открываться, удерживать контакт, быть эмпатичными и внимательными – все это порой непосильная задача для них. И для волонтёра суметь удержаться в таком непростом контакте, да еще и принести пользу ребенку, увидеть и помочь развить ему какие-то навыки или просто подарить приятные моменты – это большое достижение, которое со временем перерастает в навык общения с трудными людьми.

Можно сказать, что, преодолевая такие сложности, личность волонтера развивается — сам волонтер становится более устойчивым психологически, улучшает навыки коммуникации, укрепляет свою самооценку, приобретает опыт общения, преодоления манипуляций, сложных переговоров, опыт видеть другого и принимать его таким какой он есть, не пытаясь изменить, исправить, опыт быть рядом и поддерживать.

Но не будем только о сложном, ведь если контакт с ребенком сформирован хорошо и волонтеру и ребенку как минимум весело вместе во время их встреч, то тут волонтер получает еще и приятные положительные эмоции, радостные переживания, яркие события, которые возможно недополучил в детстве. Ведь, будем честны, наше детство сильно отличалось от детства современных детей и у нас не было возможностей увидеть столько интересного, посетить такое количество выставок, представлений, музеев, аттракционов, батутов, спортивных мероприятий, мастер-классов – весь этот опыт можно пережить во взрослом возрасте совместно с младшим в Программе наставничества.

Люди, которые идут помогать сиротам из чувства жалости, как правило, на этапе обучения в программе понимают, что необходимо либо поменять мотивацию, либо выйти из программы до знакомства с ребенком. Они понимают, что дать что-то из позиции «мне тебя жалко» можно, но малоэффективно. Ребенок быстро чувствует, что его жалеют и начинает «вить веревки» из волонтера — просить подарки, сладости, чипсы, газировку. Если с волонтером все же случилась эта ситуация, то в программе он в первое время ощущает, что помогает ребенку и возможно получает чувство удовлетворения, но очень скоро приходит разочарование от того, что волонтер чувствует себя использованным. Поменять такую ситуацию в отношениях с ребенком будет непросто, но возможно, введя границы и правила общения и постепенно показывая ребенку другие способы взаимодействия.

Таким образом данная категория волонтёров в программе получает опыт проживания разных чувств, зачастую сложных чувств – разочарования, обиды, злости, неудовлетворенности, но если они понимают причину возникновения этих чувств, а наши кураторы могут с этим помочь, и пытаются продолжить общение, исправить ситуацию, то со временем они выходят на такое взаимодействие с ребёнком, которое приносит ему пользу и получают в программе чувство того, что сделали все правильно, что их усилия были не напрасны, что они справились со сложной ситуацией, они обретают уверенность.

И третья категория волонтеров: это те, кто приходит закрыть свои дефициты, наполниться, получить чувство собственной ценности, укрепить его. Такой волонтер тоже хотел бы сделать мир лучше, но из позиции собственного дефицита, часто неосознаваемого, из позиции, что с миром что-то не так и я должен помочь, спасти, стать «героем». Глубинная мотивация — волонтер пытается получить утраченное чувство контроля над ситуацией и ощущение чувства безопасности. И, возможно, на первых этапах общения с ребенком, он получает это, чувствует, что сделал что-то полезное, но эти ощущения быстро исчезают при возникновении первых сложностей с ребенком и невозможностью справиться с ними. Здесь также на помощь приходит куратор, и если ему удается вернуть волонтера к истинной мотивации – быть другом для ребенка, быть рядом с ним, а волонтеру удается соприкоснуться с ценностью этой мотивации и сделать ее своей, то он получает все «бонусы» волонтерства в виде хороших отношений с ребенком и развития новых качеств у себя.

Что точно получают все волонтеры в программе, дошедшие до создания пары и удержавшиеся в первый год общения с ребенком, так это реальный опыт взаимодействия с категорией детей-сирот или детей из кризисной семьи, опыт преодоления трудных ситуаций в общении с детьми, опыт развития социальных и межличностных навыков ребенка, каждый участник процесса получает новые задачи и вызовы, которые позволяют приобрести новые знания и умения. Волонтер чувствует, что делает что-то значимое для общества и чувствует свою связь с обществом и с другими людьми. Конечно, каждый волонтер вносит вклад в жизнь ребёнка и это может привести к удовлетворению от того, что он сделал что-то полезное. Большинство волонтёров, которые работают с детьми из детских домов, часто развивают уверенность в себе, лучше понимают культурные и социальные различия и находят новые способы общения с другими людьми. Волонтёрство и наставничество над ребёнком из детского дома могут улучшить навыки общения в повседневной жизни и на работе.

Подводя итоги, можно сказать, что с какой мотивацией не приходил бы волонтер в программу, он в любом случае получает бесценный опыт взаимодействия с ребенком и возможность раскрыть в себе новые грани, обнаружить те качества и состояния, которые возможно никогда не видел в себе, лучше узнать себя и научиться принимать себя и другого в любых состояниях.

Волонтёр получает уникальный опыт общения и построения отношений с ребенком в беде, и этот опыт остается с волонтёром на всю жизнь. Каким будет этот опыт, успешным или не очень, зависит от многих факторов, но прежде всего, от включенности самого волонтера, как активного участника изменений в жизни ребенка.

Автор: Старший куратор — психолог Александра Довиденко

Помогайте детям вместе с нами. Мы расскажем, как это делать, и всему научим.

Помочь детям, волонтерам и нам