Карина и Максим | Новости от программы наставничества Старшие Братья Старшие Сёстры

Карина и Максим

Начну, наверное, с того, что по профессии я психолог. Увлекаться детской и подростковой психологией я начала с 9 класса. Помня свой подростковый период, мне хотелось быть другом для подростка. Хотелось быть тем человеком, который не осудит, поймёт, но в то же время сможет показать ситуацию с разных сторон, которому подросток сможет доверять. Я думаю, что во время переходного возраста человек испытывает много трудностей и для него очень важно иметь рядом устойчивого взрослого. Когда я была подростком, рядом со мной был тот человек, которому я могла доверить свои подростковые секреты и знать, что это останется между нами. Я стараюсь быть таким другом для Макса, моего «Младшего».

Почему наставничество?

Я считаю, что это качественный формат взаимодействия, когда ты не «распыляешься» на многих ребят, а направляешь своё время, ресурсы и внимание на одного человека. Опять же, я считаю, что глубокие и доверительные отношения в массовом формате построить довольно сложно, а вот в индивидуальном общении вполне реально.

О программе я узнала в то время, когда училась на факультете психологии СПБГУ, в очередной раз, зайдя на факультет, я буквально сразу увидела стенд с рекламой «Старшие Братья Старшие Сёстры». В тот же день я отправила заявку на участие.

После собеседования и тренингов я ждала своего «Младшего» примерно год, но подросток всё никак не находился (как позже выяснилось, Макса на тот момент ещё не было в детском доме). Тогда я стала искать другие волонтёрские организации. С одной из них я как раз и поехала в тот детский дом, где встретила Макса. Он как-то сразу ко мне пошёл, минуя других волонтёров. Поговорив с ним минут 15, я поняла, что хотела бы и дальше с ним общаться, но боялась. Приехав с волонтерами в детский дом во второй раз Максим сразу узнал меня и подошёл ко мне и выйдя оттуда , я сразу же позвонила куратору программы Алине Зерновой и попросила взять меня в программу уже с Максом. К моей радости, она отозвалась на мою просьбу. Примерно через пару недель состоялось наше уже официальное знакомство с Максом.

Интересно то, что реальность оказалась гораздо лучше моих ожиданий. Я думала, что увижу недружелюбный детский дом и грубого подростка. Однако выяснилось, что практически со всеми сотрудниками детского дома можно договориться. Максим оказался довольно приятным человеком, а куратор программы – это тот человек, который может помочь посмотреть на ситуацию со стороны, при этом не осудит, а поддержит. К Алине можно обратиться за моральной поддержкой или же попросить о конкретных действиях. Допустим, когда мне нужно решить какой-то вопрос с детским домом, но я на эмоциях, то я могу попросить Алину поговорить с ними. Я знаю, что Алина будет на стороне меня и Макса, при этом постарается объяснить ситуацию с разных сторон.

Максим довольно осознанный и внутренне взрослый человек для своих 14-ти лет. Он любит помогать воспитателям справляться с детьми. Ещё он довольно чуткий и отзывчивый. С Максом мы можем ходить в музеи, в кино, просто гулять. Спустя примерно год нашего общения с ним, у нас стали появляться какие-то общие шуточки и приколы, что меня несомненно радует. C ним мы можем разговаривать как о чём-то серьёзном, так и просто весело проводить время, а иногда молча ходим по улицам и я думаю, что это тоже важно.

Я думаю, что за 2 года нашего с ним общения, Максим стал ещё взрослее и осознаннее. Меня радует, то что он стал учиться договариваться сам с воспитателями и врачами, когда это нужно. Несомненно, он стал самостоятельнее. При этом я думаю, что ему всё ещё нужна и важна моя поддержка.

Помню, что в первый год общения с Максом случился карантин во время пандемии. Для меня было сложно то, что нельзя было приезжать и видеться вживую. При этом общение с Максом ещё не было таким доверительным и я боялась того, что он подумает, что его опять бросили. Однако мы с ним прошли этот непростой период и стали общаться гораздо лучше и ближе, что меня очень вдохновило.

Поменялось ли что-то в моей жизни в связи с моим приходом в программу?

Как минимум я стала чаще и увереннее говорить о себе, о своих чувствах и эмоциях. В разговоре с подростком, довольно сложно доносить свои мысли в виде нравоучений (подросток скорее всего не воспримет информацию), однако, если я говорю через «Я-высказывание», он меня понимает. Допустим, если сказать: «я расстроилась, когда ты это сказал или сделал…», то больше вероятности, что Макс прислушается. Однако, чтобы говорить с подростком о себе, о своих ощущениях важно самой их понимать. Важно не боятся о них говорить. Вот и получается, что общение с подростком — это, прежде всего, про понимание себя и свой личностный рост.

Пожелания будущим наставникам:

Не бойтесь ребят из детского дома, они такие же люди.

Не бойтесь обращаться за помощью к кураторам программы, к близким людям и к психологам.

Детям без попечения родителей

Также мы работаем с детьми из детских домов и интернатов.

Как стать волонтером

Помогайте детям вместе с нами. Мы расскажем, как это делать, и всему научим.

Помочь детям, волонтерам и нам